энергоконструкторское бюро

До встречи в суде. Налоговый контроль и судебная практика

Вас «прокамералили» или провели выездную проверку Вашей фирмы. Предположим, Вы не договорились с налоговиками и не убедили их в своей правоте. Дело дошло до суда. Можно ли предугадать его исход?

Чего хотят налоговики?
Любые налоговые проверки проводятся с целью «доначислить» налог, и под формулировкой «с целью осуществления контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах» скрывается именно это.
Налоговые органы могут проводить и камеральные, и выездные, и встречные и даже аудиторские проверки внутреннего аудита. Если первые три вида проверок хорошо известны налогоплательщикам, то последний касается больше самих налоговых органов. Это - внутренние проверки, но и они могут создать немало проблем налогоплательщикам. Так, в ходе подобных проверок может быть выявлена необъективность проведения выездной проверки организации, а в самом худшем случае – сговор налоговиков с проверяемой компанией. Все эти выводы могут привести к проведению повторной проверки организации.
Сейчас введены некоторые послабления для компаний. Например, налоговой запретили истребовать документы при камеральной проверке, которые налогоплательщиком уже когда-либо представлялись, существенно возросла роль выездных проверок, хотя срок их проведения ограничили и др.

Что ищут налоговики?
Нарушения, которые приводят к доначислению налога. Причем не просто нарушения, а схемы незаконного ухода от налогообложения. Все так называемые черно-серые схемы фискалы делят на две группы. Первая – уклонение от уплаты налогов, при которой налогоплательщик умышленно и незаконно уменьшает начисленный налог. Вторая – обход налогов, когда компания, опять же незаконно, выводит себя из категории плательщика налога.

Куда смотрит суд?
Чтобы не попасть под горячую руку правосудия, нужно четко понимать, какие нарушения, выявленные налоговыми органами при проверке, суд будет рассматривать как признак «схемы».
В настоящее время «новая судебная доктрина» сформулирована, запущена в судебное производство, а сейчас уже создает новую судебную практику.
Итак, вместо термина «недобросовестность» введены понятия налоговой выгоды и деловой цели. Добросовестность налогоплательщика и обоснованность полученной им налоговой выгоды презюмируются, но налоговый орган в праве доказать необоснованность ее получения налогоплательщиком. Обратите внимание, понятие «налоговая выгода» внесла разлад и сумятицу в судебное производство и стала первопричиной неопределенности исхода судебного спора.
Именно необоснованность налоговой выгоды стало камнем преткновения судебного производства.

Случай из судебной практики № 1
ООО «ДЗАП «ОСТ-АЛКО» обратилось в суд с заявлением о признании недействительными решения налоговой инспекции об отказе в возмещении суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.
Основаниями для вынесения такого решения налоговиками послужило следующее.
В ходе проведения камеральной налоговой проверки инспекцией установлено, что общество по договору купли-продажи оборудования приобрело у ООО «Эливайс» оборудование на сумму 300 000 000 руб., в том числе НДС 45 762 711, 86 руб.
Частичная оплата данного оборудования подтверждена счетами-фактурами на сумму 21 319 712,37 и 6 680 287,63 руб.
На основании вышеуказанных счетов-фактур общество заявляет сумму 4 271 186 рублей к налоговому вычету по НДС. Задолженность общества перед ООО «Эливайс» составляет 300 000 000 рублей, что подтверждается ведомостью сверки за соответствующий период.
Впоследствии общество перепродает указанное оборудование ООО «Юниверсал» по стоимости, превышающей покупную на 5 449 руб., при этом дебиторскую задолженность (300 005 449 рублей) заявитель передает выделившейся организации ООО «КОМ Позиция», которая в свою очередь также реорганизуется и передает свои права и обязанности другой организации - ООО «Система».
Итак, ООО «ДЗАП «ОСТ-АЛКО» оплачивая продавцу оборудование, ставит входной НДС к вычету, а НДС с дальнейшей реализации данного оборудования не уплачивает, как и налог на прибыль, т.е. целью совершенной компанией сделки купли-продажи оборудования является получение прибыли за счет налоговой выгоды.
При рассмотрении данного спора налоговиками при апелляции были представлены протоколы допроса генеральных директоров, по Выписке из ЕГРЮЛ, ООО «Эливайс» и ООО «Юниверсал», от имени которых подписаны вышеуказанные счета-фактуры. На основании этих счетов-фактур был и заявлен НДС к вычету
Данные граждане отрицали свою причастность к подписанию представленных им на обозрение договоров купли-продажи оборудования, приложений к договорам, счетов-фактур, актов приемки-передачи оборудования, и пояснили, что не знают, кто мог подписать указанные документы от их имени. Также пояснили, что об организациях – ООО «Эливайс», ООО «Юниверсал» и ООО «ДЗАП «ОСТ-АЛКО» они слышат впервые, директора и сотрудников ООО «ДЗАП «ОСТ-АЛКО» они ни разу не видели и ни с кем из них не знакомы, свои паспорта потеряли.
Итак, выяснилось, что счета-фактуры, на основании которых компанией заявлен к вычету НДС, подписаны неустановленным лицом, следовательно, оформлены с нарушением пункта 6 статьи 169 Кодекса и не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Суды трех инстанций, рассматривая заявление ООО «ДЗАП «ОСТ-АЛКО», поддержали позицию налоговиков о том, что действия организации направлены на получение необоснованной налоговой выгоды, представленные в налоговый орган документы являются недостоверными, в связи с чем, отсутствуют основания для удовлетворения заявленных требований.

Случай из судебной практики № 2
Налоговиками проведены камеральные налоговые проверки налоговых деклараций по акцизам и налогу на добавленную стоимость ОАО «Спиртовой комбинат», в результате которых установлено следующее.
Во-первых, контрагент компании, ООО «Дагвинпром», в проверяемом периоде не осуществлял деятельности по производству и поставке спиртосодержащей продукции, соответственно, налог на добавленную стоимость компания не начисляла и уплаты не производила. Кроме того, этот злополучный контрагент не имел лицензии на производство и реализацию данного вида продукции. Причем ни ОАО «Спиртовой комбинат», ни ООО «Дагвинпром» не отразили получение и реализацию спиртосодержащей продукции в декларациях об объемах ее производства и реализации.
Налоговики пришли к выводу, что ОАО «Спиртовой комбинат» осуществлялись операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в бухгалтерском и налоговом учете. Компания не могла не знать, что сделки направлены не на достижение финансово-хозяйственного результата, а на неправомерное возмещение сумм налога на добавленную стоимость из бюджета.
Суды, отказывая компании в удовлетворении иска, пришли к выводу, что ОАО «Спиртовый комбинат» получил необоснованную налоговую выгоду по договору, заключенному с контрагентом ООО «Дагвинпром». Это, в свою очередь, подтверждается фиктивно оформленными первичными документами на поставку товара, который реально не производился, не оплачивался и не принимался к учету налогоплательщиком. А следовательно, документы бухгалтерского и налогового учета содержат недостоверные сведения и не могут служить основанием для подтверждения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Случай из судебной практики № 3
ООО «ТД «Юкос-М» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость.

Позиция налогового органа
Адрес иностранной компании, указанный в контракте, не соответствует адресу, указанному в банковских документах, представленных для подтверждения права на получение возмещения при налогообложении по налоговой ставке 0 % в соответствии со ст. 165 НК.
По информации, полученной от коллег из Финляндии, иностранная компания, покупатель нефтепродуктов у ООО «ТД «Юкос-М», на территории Финляндии не зарегистрирована. Указанный в свифт-сообщениях номер счета, с которого производилось перечисление денежных средств в пользу контрагента компании за вывезенные нефтепродукты, принадлежит гражданину Российской Федерации.
Следовательно, сведения о местонахождении и банковских реквизитах иностранной компании, прописанные в контракте, являются недостоверными. Это не позволяет считать поступившие денежные средства как экспортную выручку от реализации припасов иностранному покупателю по контракту.

Позиция налогоплательщика
Статья 165 НК не предусматривает обязательное представление налогоплательщиком свифт-сообщений, мемориальных ордеров и иных аналогичных банковских документов. А значит, несоответствие адреса организации, указанного в этих документах, адресу, указанному в экспортном контракте, не может опровергнуть факта поступления валютной выручки от иностранного покупателя и, соответственно, не служит основанием для отказа налогоплательщику в применении ставки 0 % и налоговых вычетов.
Кроме того, в грузовых таможенных декларациях проставлены отметки таможенного органа о вывозе припасов с таможенной территории России (пп.3 п.2 ст.165 НК). Также НК не содержит требований о предоставлении налогоплательщиком документов, свидетельствующих о юридическом статусе иностранного лица, а банковский счет физического лица не опровергает факт поступления валютной выручки от иностранного покупателя.

Позиция суда
Возмещение налога возможно при реализации товара именно иностранному лицу, а не российскому (ст. 165 НК).
Учитывая положения статьи Кодекса, сведения, полученные от налоговых органов Финляндии, а также пояснения российского гражданина, которому принадлежит банковский счет, суд решил: фактически перечислений за поставленный товар от иностранного лица не было - имело место перечисление денежных средств от российского лица со счета, находившегося в иностранном банке.
Данное обстоятельство является нарушением условий возмещения налога на добавленную стоимость.

Обобщим судебную практику:
Совокупность показателей, указывающих на использование «схемы»:

Признаки необоснованности налоговой выгоды

Признаки, которые не доказывают необоснованность налоговой выгоды сами по себе, но могут свидетельствовать о такой необоснованности в совокупности с другими обстоятельствами.

• для целей налогообложения приняты операции, несоответствующие их действительному экономическому смыслу, или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);
• налогоплательщиком не могли быть осуществлены эти операции с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
• налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с реальной предпринимательской или иной экономической деятельностью;
• отсутствуют  условия для достижения результатов соответствующей экономической деятельности, т.е. управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
• для целей налогообложения учтены только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, а другие, характерные и нужные для данного вида деятельности компании, отсутствуют;
• проведены операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, отраженном налогоплательщиком в бухгалтерском учете;
• доминируют особые формы расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций. 
• создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
• взаимозависимость участников сделок;
• неритмичный характер хозяйственных операций;
• нарушение налогового законодательства в прошлом;
• разовый характер операции;
• осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
• проведение расчетов с использованием одного банка;
• совершение транзитных платежей между участниками взаимосвязанных • хозяйственных операций;
• использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Но при всех при этих сформулированных признаках «схемы» суду, конечно же, необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами, деловыми целями.

В ходе судебного производства признаны основные виды схем ухода от налогообложения:

  • Мнимый экспорт;
  • Применение налоговых льгот в свободных экономических зонах России;
  • Уменьшение дохода путем покупки товара через посредников;
  • Уменьшение дохода и применение налоговых вычетов по НДС по услугам мнимых посредников;
  • Увеличение расходов и вычетов по налогу на добавленную стоимость на мнимые затраты;
  • Уменьшение дохода от продажи и вычет налога на добавленную стоимость по услугам мнимого агента;
  • Завышение расходов и вычет налога на добавленную стоимость по приобретенным основным средствам с последующей продажей их с убытком;
  • Сокрытие дохода путем неотражения сделок в учете;
  • Убытки от операций с векселями;
  • Занижение дохода по процентам за предоставленные займы;
  • Операции с проблемными банками;
  • Операции с передачей имущества в уставный капитал и оценкой акций;
  • Переоценка имущества при реорганизации предприятий;
  • Завышение расходов по операциям с взаимозависимыми лицами.

Перечень судебных актов:

  1. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.05.2008 по делу № А40-56600/07-115-352 (ООО «ДЗАП «ОСТ-АЛКО»);
  2. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28.01.2009 по делам №№ А40-15476/08-139-46 и А40-18596/08-139-56 (ОАО «Спиртовой комбинат»);
  3. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2008 по делу № А40-22911/08-139-71 (ОАО «Спиртовой комбинат»).;
  4. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18.02.2009 по делу № А40-12166/08-117-43 (ОАО «Спиртовой комбинат»);
  5. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2008 по делу № А40-12156/08-111-23 (ОАО «Спиртовой комбинат»);
  6. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2008 по делу № А40-15477/08-140-48 (ОАО «Спиртовой комбинат»);
  7. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2008 по делу № А40-18598/08-141-58 (ОАО «Спиртовой комбинат»);
  8. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.08.2008 по делу № А40-22061/08-142-69 (ООО «ТД «Юкос-М»).